buruma158_Ezra AcayanGetty Images_coronaviruscrowdphilippines Ezra Acayan/Getty Images

Вирус страха

НЬЮ-ЙОРК – В сентябре 1923 года многие районы Токио были уничтожены Великим землетрясением Канто и вызванными им пожарами. Начали распространяться слухи, нередко повторявшиеся в ведущих газетах страны, о том, что корейцы (презираемое и нищее нацменьшинство) планируют воспользоваться этой катастрофой и начать вооружённое восстание. В результате, японские дружинники с мечами, бамбуковыми копьями и даже огнестрельным оружием начали нападать на всех, кто говорил или выглядел как кореец. Были убиты почти 6 тысяч человек, а полиция за всем этим просто наблюдала, а иного даже соучаствовала.

Это не был какой-то уникальный японский феномен. Толпы, устраивающие кровавые погромы против непопулярных нацменьшинств, до сих пор остаются слишком частным явлением. Когда недавно индусы начали убивать мусульман в Дели, индийская полиция была так же пассивна (и так же виновна), как и японские власти в 1923 году. И не нужно заходить вглубь европейской или американской истории, чтобы найти схожие (или даже худшие) примеры линчевания и массовых убийств.

Иррациональное насилие часто возникает из-за паники. А паника может легко начаться во время эпидемического кризиса или после природной катастрофы. Недостаток достоверной публичной информации может привести к появлению теорий заговора, которые становятся смертельно опасными, если политики или пресса их умышленно раздувают.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

or

Register for FREE to access two premium articles per month.

Register

https://prosyn.org/OT3RkQeru