Skip to main content

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated Cookie policy, Privacy policy and Terms & Conditions

willems4_YASINAKGULAFPGettyImages_candlevigilwithkhashoggiposter Yasin Akgul/AFP/Getty Images

Справедливое правосудие для журналистов

АМСТЕРДАМ – Прошло более восьми месяцев с тех пор, как Джамаль Хашогги, известный саудовский журналист и критик правительства своей страны, который жил в изгнании, был подвергнут пыткам, убит, и труп его расчленен в саудовском консульстве в Стамбуле. Саудовцы хотели бы скрыть правду о судьбе Хашогги, но Турция начала свое расследование. Как и ожидалось, оно оказалось бесполезным.

Турцию едва ли назовешь надежным защитником свободы прессы: в 2018 году более 80 журналистов в этой стране получили длительные тюремные сроки или штрафы за свою деятельность. Но даже если возмущение турецкого правительства убийством Хашогги было преувеличено ради дипломатической выгоды, судебная система Турции выполнила свои международные обязательства по расследованию.

А вот Саудовская Аравия своими, напротив, полностью пренебрегает. Под давлением международного сообщества, королевство проводит слушания по 11 подозреваемым. Но, по словам Агнес Калламард, специального докладчика Организации Объединенных Наций по делам о внесудебных казнях, казнях без надлежащего судебного разбирательства или произвольных казнях, эти секретные закрытые слушания больше направлены на спасение репутации страны, чем на обеспечение реального правосудия.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

Get unlimited access to PS premium content, including in-depth commentaries, book reviews, exclusive interviews, On Point, the Big Picture, the PS Archive, and our annual year-ahead magazine.

https://prosyn.org/w61ApFsru;
  1. guriev24_ Peter KovalevTASS via Getty Images_putin broadcast Peter Kovalev/TASS via Getty Images

    Putin’s Meaningless Coup

    Sergei Guriev

    The message of Vladimir Putin’s call in his recent state-of-the-nation speech for a constitutional overhaul is not that the Russian regime is going to be transformed; it isn’t. Rather, the message is that Putin knows his regime is on the wrong side of history – and he is dead set on keeping it there.

    1