tannock38_Wolfgang SchwanAnadolu Agency via Getty Images_ukraine conflict Wolfgang SchwanAnadolu Agency via Getty Images

Вероятный маршрут вторжения России

БРАТИСЛАВА – «Все едут в Валуйки». Эта фраза из видео в социальных сетях, возможно, служит наилучшим ключом к пониманию, откуда именно вооружённые силы России могут ударить по Украине, если президент России Владимир Путин решит воспользоваться 130 тысячами солдат, накопленными ими у границы.

Проведите прямую линию от Валуйков, стратегически расположенных к северу от сепаратистского региона Донбасс (который поддерживает Россия) и к востоку от Харькова, до крупного города Днепр на реке Днепр. Получается примерно 300 километров – кратчайшее расстояние до труднопреодолимой естественной линии обороны, которую обеспечивает эта река. Контроль над этой линией позволит России отрезать всю южную и восточную Украину, полностью окружить украинские вооружённые силы, сосредоточенные у Донбасса, и быстро принудить их к сдаче.

Мгновенная военная добыча будет значительной: полный контроль над Азовским морем и надежная защита наземного коридора к аннексированному Крыму, включая поставки пресной воды на этот не очень дождливый полуостров. Если же военное сопротивление Украины окажется неожиданно слабым, Россия может расширить свои территориальные захваты за Одессу к молдавской границе, полностью отрезав доступ Украины к Чёрному морю и лишив её морской экономики.

Если сопротивление окажется сильнее, чем прогнозируют российские военные стратеги, безопасной альтернативой станет быстрый отход к Донбассу и нанесение тяжёлого урона окружённой украинской армии с помощью авиаударов с целью принудить её к капитуляции на условиях мира, продиктованных Кремлём.

Характер этих условий очевиден. На протяжении российской истории руководители страны, остро понимавшие хрупкость огромной империи, почти всегда выбирали в качестве основы своих оборонных стратегий идею создания территориального «санитарного кордона». Кремлю выгодно изображать НАТО агрессивной и экспансионистской угрозой в своей пропаганде, несмотря на то, что страхи у России вызывает всего лишь оборонный потенциал НАТО.

До аннексии Россией Крыма и фактической оккупации Донбасса в 2014 году Украина занимала противоречивую позицию в вопросе о вступлении в НАТО и больше хотела вступить в ЕС. Сегодня военное руководство, политики и явное большинство населения страны пришли к выводу, что лишь НАТО способно гарантировать оборону Украины от российской агрессии. Да, НАТО осторожничает, не предоставляя Украине каких-либо гарантий в виде плана действий по вступлению, и предлагает лишь туманное обещание членства в отдалённом будущем. Тем не менее активное военное сотрудничество между НАТО и Украиной значительно углубилось, почти достигнув стадии поставок оружия: вплоть до последнего времени Германия и Нидерланды блокировали такие поставки.

Subscribe to Project Syndicate
Project Syndicate Digital Premium Image

Subscribe to Project Syndicate

Enjoy unlimited access to the ideas and opinions of the world’s leading thinkers, including long reads, book reviews, topical collections, short-form analysis and predictions, and exclusive interviews; every new issue of the PS Quarterly magazine (print and digital); the complete PS archive; and more. Subscribe now to PS Premium.

Subscribe

В результате Путин, судя по всему, решил, что наилучшим способом предотвратить размещение в Украине оружия НАТО или её вступление в альянс станет принуждение руководства страны к принятию унизительных условий, продиктованных Россией. Давно заявленное желание Путина дестабилизировать Украину и вернуть её в российскую сферу влияния означает, что, по мнению Кремля, для Украины надлежащей будет роль вассального государства. Столь извращённая логика требует применения военной силы, и поэтому совершенно очевидны трудности в заключении соглашения, которое бы предотвратило её применение.

США и европейские державы уже исключили вариант отправки войск в Украину. Кроме того, после 2014 года они не сумели вооружить Украину достаточным образом, чтобы вторжение оказалось слишком затратным для России. Лишь сейчас всё это начинает серьёзно обсуждаться, но в данный момент такие разговоры могут лишь убедить российских военных стратегов ускорить реализацию планов вторжения. Не предлагается ни установление бесполётной зоны над Украиной, ни блокада входа в Чёрное море, хотя в принципе Турцию можно было бы попросить продемонстрировать натовскую солидарность и вспомнить о Конвенции Монтрё 1936 года для того, чтобы запретить российское мореплавание в Босфоре.

США и Европа полагаются почти исключительно на целевые экономические санкции в качестве инструмента сдерживания. Но в прошлом Россию никак не сдерживали санкции. Россия превратилась в эксперта по использованию в своих целях разногласий в ЕС, стравливая «ястребов» (Польшу и страны Балтии) с «голубями» (Германия, Италия и Венгрия). Например, исключение России из международной платёжной системы SWIFT потенциально способно причинить ей большой ущерб, но лидер немецкой оппозиции Фридрих Мерц уже выступил против этой идеи. Глубокие разногласия во взглядах ЕС будут сохраняться, даже в том случае, если Россия начнёт агрессивную войну против Украины: драконовские санкции будут выхолащиваться по мере роста оппозиции против них.

Одна из санкций, которые могли бы произвести значительный эффект: конфискация офшорных финансовых активов российской политической элиты. Конфискованные средства можно было бы хранить на счете эскроу для возможных выплат Украине в качестве военных репараций за причинённый Россией ущерб. Американские и европейские власти должны принять необходимые законы, дающие им соответствующие полномочия. Эти законы следует широко разрекламировать и распространить.

Такие «умные» санкции могут показаться не очень впечатляющими, однако Кремль руководствуется корыстными и личными интересами, а не идеологией. Российское руководство явно нервничает по поводу такой возможности. Когда Америка объявила о планах ввести личные санкции против Путина и других высокопоставленных официальных лиц, Россия заявила, что это стало бы «экстремальным» шагом, означающим полный разрыв двусторонних связей. США и Европа должны интерпретировать эту реакцию как сигнал эффективности угрозы нанесения перманентного урона финансовым интересам Путина и его свиты.

Путин уже должен был понять, что, начав даже ограниченное вторжение, он вступит на неизведанную политическую территорию, где риски действительно значительны. Российские войска, в том числе множество юных рекрутов, могут ожидать враждебного приёма в Украине, а насилие партизанской войны, несомненно, перекинется и на Россию. Уже сейчас ведётся подготовка добровольческих сил для ведения тайной, длительной партизанской войной.

Кроме того, русскоязычное большинство на юге и востоке Украины видит ужасное положение, в котором сегодня оказался оккупированный Донбасс, поэтому оно будет активно выступать против любого вторжения. На западе Украины – в случае, если российские силы посмеют пересечь Днепр, – сопротивление будет ещё более ожесточённым. Как недавно рассказал один украинец моему другу, даже старики в его деревне готовы сражаться с «москалями».

Итак, давайте подготовим «адские персональные санкции» для Путина и его окружения, и будем внимательно следить за Валуйками.

https://prosyn.org/QkB7e9wru