subramanian16_Creative Touch Imaging Ltd.NurPhoto via Getty Images_srilankamoney Creative Touch Imaging Ltd./NurPhoto via Getty Images

Станет ли Шри-Ланка очередной Аргентиной?

КЕМБРИДЖ (США) – Шри-Ланка вступила в новый, критически важный переходный период в политике, но одновременно перед ней возник серьёзный риск макроэкономической нестабильности. Этот риск удастся минимизировать лишь при условии, если только что избранный президент страны Готабая Раджапакса сумеет опровергнуть свою репутацию и начнёт проводить инклюзивную политику.

Идиллический остров в Индийском океане когда-то показывал великолепные результаты. Спустя несколько лет после обретения Шри-Ланкой независимости в 1948 году, эта страна достигла такого прогресса по основным социальным индикаторам (уровень бедности, младенческая смертность, охват начальным образованием), что сумела значительно опередить своих соседей – Индию, Пакистан и Бангладеш – и превратилась в объект зависти для многих в развивающемся мире. Но затем в этом раю появился свой змей – раздоры и конфликты, не прекращающиеся уже несколько десятилетий.

В результате, Шри-Ланка оказалась крайне подвержена макроэкономической нестабильности. По данным, собранным Кармен Рейнхарт и Кристофом Требешем, на протяжении последних четырёх десятилетий эта страна провела почти 70% времени, реализуя программы макроэкономической стабилизации совместно с Международным валютным фондом. Среди стран Южной Азии за этот же период лишь Пакистан провел больше времени под надзором МВФ. Бангладеш осуществлял программы МВФ на протяжении примерно 50% этого периода, и, судя по всему, в 2015 году страна сумела вырасти из-под опеки МВФ. В Индии программы МВФ осуществлялись лишь на протяжении 15% этого периода, и у неё не было ни одной подобной программы после 1995 года.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

or

Register for FREE to access two premium articles per month.

Register

https://prosyn.org/csKb5azru