barbu2_witsarut rakornGetty Images_earthsustainabilitymoney witsarut rakorn/Getty Images

Реализация потенциала Фонда климатических потерь и ущерба

ПАРИЖ – В духе “We Are the World”, хита 1985 года, проданного тиражом более 20 миллионов копий по всему миру, на Конференции Организации Объединенных Наций по изменению климата (COP28) в Дубае была выпущена песня “Lasting Legacy”. В официальном благотворительном гимне 13 артистов со всего мира поют о единстве, сотрудничестве и действиях по защите климата.

Одним из наследий COP28, которое следует отметить в песне, является создание Фонда для возмещения потерь и ущерба. Этот новый канал многостороннего финансирования нацелен на оказание поддержки развивающимся странам, которые сталкиваются с растущими издержками, связанными с ураганами, аномальной жарой, наводнениями, оползнями, лесными пожарами, засухами, повышением уровня моря, утратой биоразнообразия и опустыниванием. Эти негативные последствия глобального потепления ежегодно наносят ущерб на сотни миллиардов долларов.

Однако в настоящее время объявленные обязательства по взносам в Фонд для возмещения потерь и ущерба значительно ниже целевого показателя. На COP28 страны-доноры во главе с Францией, Германией, Италией, Объединенными Арабскими Эмиратами и Великобританией пообещали около 700 миллионов долларов, что намного меньше того, что необходимо для решения этой проблемы. Несмотря на это, приверженность ОАЭ является отрадным отходом от широко распространенного мнения, что платить за потери и ущерб должны только те страны, которые несут историческую ответственность за изменение климата. Это сигнал современному миру о том, что ответственность за состояние планеты и ее климата должны нести все, подчеркивая при этом важность многостороннего сотрудничества, особенно между влиятельными правительствами.

Безусловно, миллиарды долларов уже инвестируются в смягчение последствий изменения климата и адаптацию к нему посредством многосторонней системы. Практически все международные финансовые институты имеют средства, предназначенные для достижения этой цели. Например, у Международного валютного фонда есть свой Траст устойчивости и устойчивого развития, который по состоянию на ноябрь 2023 года получил в виде взносов не менее 41,1 миллиарда долларов. Между тем, у ООН их несколько, в том числе Центральный фонд реагирования на чрезвычайные ситуации, который в период с 2002 по 2006 год потратил около 2,2 миллиарда долларов на усилия по смягчению последствий изменения климата и Страновые объединенные фонды. В сводном докладе о потерях и ущербе Рамочной конвенции ООН об изменении климата (соавтором которого был один из нас) было выявлено около 45 окон финансирования, предназначенных для обеспечения готовности к стихийным бедствиям, при этом 13 из них в большей степени ориентированы на реагирование на чрезвычайные ситуации.

В связи с этим возникает вопрос о том, какое место в этом многолюдном и сложном пространстве занимает Фонд возмещения потерь и ущерба. Безусловно, потребность в финансировании по-прежнему велика: сохраняются значительные пробелы, и особую тревогу вызывает отсутствие грантового финансирования, особенно на цели восстановления и реконструкции. Кроме того, крайне важно расширить страхование климатических рисков и способствовать обмену (и отсрочке) долговыми обязательствами, чтобы создать дополнительные возможности для бюджетного финансирования в условиях резкого роста глобальных процентных ставок. С другой стороны, новый фонд рискует стать еще одной тщетной попыткой исправить устаревшую и непригодную для этой цели многостороннюю систему – особенно если он будет недостаточно финансироваться.

Чтобы избежать такого исхода, Фонду по возмещению ущерба и потерь следует отойти от модели, основанной на проектах, которая предусматривает выделение небольших денежных сумм. Учитывая масштабы проблемы и интенсивность страданий людей, Фонд должен вместо этого использовать структурные и политические инновации, которые помогут создать новое поколение многосторонних организаций. Саммит по новому глобальному пакту о финансировании, созванный президентом Франции Эммануэлем Макроном в прошлом году, и Бриджтаунская инициатива, возглавляемая премьер-министром Барбадоса Миа Амор Моттли, содержат множество отправных точек и предложений по перестройке глобальной финансовой системы.

Subscribe to PS Digital
PS_Digital_1333x1000_Intro-Offer1

Subscribe to PS Digital

Access every new PS commentary, our entire On Point suite of subscriber-exclusive content – including Longer Reads, Insider Interviews, Big Picture/Big Question, and Say More – and the full PS archive.

Subscribe Now

В частности, Фонд возмещения потерь и ущерба мог бы создать новую модель для стран, позволяющую более эффективно мобилизовать внутренние ресурсы для смягчения последствий изменения климата и адаптации к ним, а также для обеспечения доступа к глобальным финансовым рынкам и многостороннему кредитованию на справедливых условиях, а также различных форм облегчения долгового бремени. Фонд мог бы также разработать глобальную схему страхования для наиболее уязвимых домохозяйств и малого и среднего бизнеса.

В сегодняшнем фрагментированном мире деятельность Фонда возмещения потерь и ущерба может быть легко сведена на нет. Однако в наших общих интересах оказать помощь наиболее уязвимым к изменению климата странам в восстановлении и реконструкции таким образом, чтобы не нанести ущерб достижениям в области развития, достигнутым за последние десятилетия. Предоставление этим странам достаточных финансовых и других ресурсов обеспечит стабильность для всех нас.

https://prosyn.org/bMP5YhPru